Подписаться
Курс ЦБ на 22.09
73,20
85,85

Товары класса люкс

КАЗАНСКИЙ РЫНОК ЛЮКСОВЫХ ТОВАРОВ СОЗДАЛИ МЕСТНЫЕ ИГРОКИ. СНАЧАЛА ОНИ ФОРМИРОВАЛИ РЫНОК НА СВОЙ ВКУС, ТЕПЕРЬ ПОДГОНЯЮТ ИХ ПОД СТАНДАРТЫ, КОТОРЫЕ УСТАНАВЛИВАЮТ МАРКИ. ХОТЯ САМИ МЕЖДУНАРОДНЫЕ БРЕНДЫ В КАЗАНЬ НЕ ТОРОПЯТСЯ, РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ БИЗНЕСА МЕСТНЫХ ИГРОКОВ ИХ НЕ УСТРАИВАЕТ.

Рынок люксовых товаров начался, как и вся торговля 90-х, с челноков. Тогда возили «люкс» в Казань люди с самым разным образованием и трудовым опытом. Они формировали ассортимент, основываясь на своих вкусах и интуитивных представлениях о том, что может продаться. Так как предложения тогда не существовало вовсе, потребители приобретали все, что завозили продавцы.

Несмотря на то, что рынок люксовой одежды имеет 20-летнюю историю, его участники говорят, что он и сегодня лишь формируется. Его делят между собой несколько предпринимателей, некоторые из которых ввозят одежду из-за рубежа, а другие производят под собственным брендом.


КАЗАНИ ДАЛЕКО ДО CHANEL

Говорить о развитости местного рынка не приходится. Лишь четыре из всех магазинов одежды Казани — франчайзи мировых брендов: Hugo Boss, Corneliani, Escada, Escada Sport. По мнению генерального директора Fashion Group Volkof ЭЛЬМИРЫ ПИСАРЕВОЙ, для такого города, как Казань, «это просто смешно». В соседней Самаре, сравнивает г-жа Писарева, франчайзинговых магазинов много, в том числе Louis Vuitton. «А чем Казань хуже?» — удивляется она. То же удивление у директора по рекламе группы компаний MID НИНЫ ГАЛЕЕВОЙ (магазины Montblanc, Versale): «Те часы, которые с успехом продаются в Самаре, в Казани еще даже не представлены». C Самарой Казань сравнивает и владелец бутиков IDEAL STANDARD и Villeroy&Boch ОЛЕГ ЗУДОВ, и тоже не в пользу Казани: «Удивительно, но при меньшей развитости Самары, ассортимент люксовых товаров там лучше».

Кроме того, местный рынок пока настолько узок, что один и тот же бренд в срезе люкс и премиум сегментов может быть представлен не более чем в одном магазине. Для Казани этого пока достаточно. Если случается обратное, то это, по мнению Эльмиры Писаревой, ошибка марки. Так она в свое время остановила партнерство с Balmain из-за того, что бренд решил работать еще в одном магазине конкурента.

Пока модные дома и бренды только приглядываются к Казани, ждут повышения покупательской способности населения. Однако уже в течение ближайших двух-трех лет ситуация с количеством монобрендов в Казани изменится, прогнозирует Эльмира Писарева. По ее словам, представители того же Louis Vuitton посещали город и планируют привезти в Казань бренд в ближайшем будущем. У других марок могут быть более высокие требования к городу, как говорит дизайнер и владелица собственного дома моды ЕКАТЕРИНА БОРИСОВА. «Понятно, какой уровень развития города нужен маркам, если, например, очень буржуазная марка Bottega Veneta может прийти в Казань при условии, что процентов 70 наших дорог будет отремонтировано, а в районе бутика на каждом углу будут клумбы», — рассказывает г-жа Борисова. Эльмира Писарева приводит в пример другую марку — Chanel, — которая в Казань, по ее словам, не собирается. «Chanel после Москвы, где у них просто звездные обороты, открыла магазин в Екатеринбурге. С нашей точки зрения, он развивается очень успешно. А вот Chanel в шоке. Существующие обороты их совершенно не устраивают! — рассказывает г-жа Писарева. — В компании считают Екатеринбург своей первой ошибкой и на сегодняшний день рассматривают возможность открытия лишь корнера (отдела) в Петербурге и Алма-Ате. Так что до Казани еще очень далеко». Владелица бутиков также добавляет, что когда в городе появятся такие бренды, как Chanel, это будет означать, что «бутиковая культура сложилась, и все живут очень хорошо».


КАЗАНЦЫ НЕ ГОТОВЫ К ШИКУ

Продавцы люксовых товаров всех категорий называют Казань «странным городом». В Татарстане тысячи людей, которые могут позволить себе «люкс», но город слабо «продвинут» в потреблении дорогих товаров. По мнению Нины Галеевой из группы компаний MID, такая ментальность связана с исторически сформированным представлением восточных красавиц об украшениях, а для мужчин законодателями моды становятся первые лица государства. А в Татарстане долгое время был скромный президент.

Постоянные клиенты всех видов люксовых товаров — это первые лица республики, бизнесмены, чиновники среднего аппарата и спортсмены. Однако чтобы говорить о полноценном развитии рынка, платежеспособной аудитории должно стать больше, считают продавцы. Хотя Рустам Исхаков полагает, что опасения владельцев бутиков по поводу дефицита спроса мнимые.

«Владельцы бутиков будто боятся того, что у них уведут клиентов, но их всем хватит, — считает дизайнер. — Если покупатель зашел в один магазин, это не значит, что в другой у него не хватит денег зайти. Хватит: и на этот бутик, и на тот, и на все вместе взятые». По словам дизайнера, только в его студии одеваются около 500 клиенток в возрасте от 25 до 50 лет.

Борьба же за лояльность клиентов обходится местным игрокам дорого. «Мы не избалованы клиентами, нам каждый клиент дается сложно, в результате большой работы, формирования лояльности и подкрепления ее ценой на товар», — говорит Эльмира Писарева. Она спорит с утверждением Екатерины Борисовой, что в основном люди одеваются в Казани по необходимости. По словам г-жи Писаревой, это рассуждение прошлого дня, когда местный рынок делал очень скудное предложение и клиенты удовлетворяли потребность в хороших вещах за границей. Хотя Олег Зудов как потребитель считает местный ассортимент недостаточным: он и многие его знакомые делают покупки за границей. «Кто за рубежом пойдет тебе навстречу — так, как здесь, позволит взять товар домой без оплаты, померить его со всеми своими вещами, рассчитаться за него частями?» — удивляется г-жа Писарева. Единственный товар, за которым, по ее словам, казанцы все еще выезжают — это украшения и бриллианты. Франчайзи в ювелирном деле — еще слишком дорогой бизнес для местных игроков. «Но и он появится со временем», — считает г-жа Писарева.

Развитие казанского рынка подтверждают и продавцы люксовой мебели и отделочных материалов. Если раньше казанцы ездили в Москву за большим выбором отделочных материалов, выделяя на такой шоппинг минимум неделю, а то и месяц, то сейчас они все покупают в Казани по приемлемым ценам.

Поддерживать относительно доступные цены нелегко, рентабельность такого бизнеса невелика. Игроки практически всех сегментов рынка luxury-товаров отмечают, что сверхприбылей не получают, потому что не могут позволить себе высокую наценку из-за опасности потерять клиентов. «Я видела, что в Париже костюм Escada стоит на 500 евро дороже, чем в Казани. И это несмотря на то, что, получая товар в Австрии, они несут в разы меньшие расходы, — доставка до Франции максимум 100 евро, — рассказывает Эльмира Писарева. — В Москве цены тоже выше, чем у нас, но там они ограничиваются конкуренцией, ведь в столице работает несколько франчайзи Escada».

По словам Рустама Исхакова, в прошлом баера «Парижского дома «ДÕЭль», люксовые марки всегда назначают цену, ниже которой продавец не имеет права продавать товар. Выше — пожалуйста, но это будет зависеть от ситуации в городе. «У марок довольно жесткие требования к продавцам. Например, закупиться не менее чем на столько-то тысяч евро, — рассказывает г-н Исхаков. — Баер на свой страх и риск закупает, не зная, раскупится ли коллекция. Сегодня зная, как это все происходит, у меня часто возникает вопрос: как они живут?».

Сами участники рынка нередко ставят под вопрос качество предлагаемых товаров. Например, Екатерина Борисова считает, что рынок продаж люксовых товаров очень непрозрачен, и подтверждает наличие контрафакта во всех товарных группах, в первую очередь, в одежде. «Конечно, есть подделки, — утверждает она. — Владельцы бутиков закупают одну-две вещи в Европе, а остальное — в китайской провинции. Поверьте, вещи такого уровня, что сами производители не отличают, насколько эта вещь аутентична. Поэтому лишь личное знакомство с продавцом и его репутация может быть вам гарантией». Рустам Исхаков считает, что жить за счет контрафакта могут позволить себе только маленькие магазины.


СПРОС СТАБИЛЕН

За годы существования рынок люксовых товаров вырос в разы. Не сказался на спросе на люксовые товары и кризис, в некоторых сегментах спрос даже вырос на 15%. То же отметил и дизайнер Рустам Исхаков, для которого кризиса не было: «Женщины найдут сотню способов позволить себе платье и не пойдут в масс-маркет — человек, привыкший к качеству, отказаться от него не сможет».

Однако роскошные обновки казанцы покупали не во всех сегментах. Нина Галеева подтверждает некоторый спад спроса на дорогие часы, но непродолжительный. Открытый в разгар кризиса монобрендовый магазин Montblanc в Казани, по ее словам, показывает неплохие продажи своих традиционных аксессуаров. На автомобили спрос также не изменился. Спад продаж произошел лишь в сегменте недорогих машин.

Тенденцию серьезного снижения продаж именно более бюджетных товаров в люксовом сегменте отмечает и Олег Зудов. По его словам, в кризис наблюдался застой. 2010 г. стал переломным, однако до докризисных показателей продажи пока не вернулись: «Деньги у покупателей есть, но их мотивация пока непонятна».

Производители же ожидают, что состоятельные клиенты станут активнее пользоваться их услугами по созданию эксклюзивной одежды. Так происходит в Москве, и на тенденции этого города принято ориентироваться. Пока же, говорит Рустам Исхаков, его бизнес сталкивается в Казани с сопротивлением, тогда как в Москве его коллекции, демонстрируемые на Неделе моды, раскупаются буквально с подиума.


НАЦЕНКА НА ЛЮКСОВЫЕ ВЕЩИ — 800%

Я ЛИЧНО ВСТРЕЧАЛСЯ С УРАЛЬСКИМИ БАЙЕРАМИ И ЗНАЮ, ЧТО 8 ИЗ 10 ВЕЩЕЙ В МУЛЬТИБРЕНДОВЫХ БУТИКАХ — ТОЧНЫЕ КОПИИ

ГРИГОРИЙ ПОТЕМКИН
директор рекламного агентства «Россия онлайн» в Китае*

Думаете, что мировые столицы моды — Париж и Милан. Но это не так. Подлинный центр моды давно переехал в китайский город Гуанчжоу, провинция Гуандун. В Гуанчжоу, городе-побратиме Екатеринбурга, расположен самый большой, просто необъятный рынок точных копий брендовых вещей. Здесь, на рынке «Три лошади», закупается до 90% одежды и аксессуаров, которые в Екатеринбурге и других российских городах продают под видом люксовых и премиальных. Я лично встречался с уральскими байерами и представляю, как работает такой бизнес. Люксовые магазины живут этим. В российских мультибрендовых бутиках восемь из десяти вещей — точные копии. Наценка на входную цену достигает 800%.

Вы думаете, что китайские подделки можно отличить от оригиналов с первого взгляда. Что их выдает плохое качество. Это не так. В Гуандуне — десятки тысяч швейных фабрик. В том числе таких, где установлено современнейшее оборудование и работают высококлассные швеи. Фабрики используют те же самые ткани, что и модные гранд-дома. Они первыми получают доступ к новым коллекциям этих домов. Закупают образцы в Европе. Их подделки под Dolce & Gabbana, Chanel, Fendi, Gucci, Yves Saint Laurent и других производителей luxury не распознают и сами владельцы брендов.

Бизнес нелегальных поставок из Гуанчжоу сформирован ажиотажным мировым спросом на подделки. Вот как это работает. В Европе люксовый магазин закупает часть новой коллекции. Затем его байер приезжает на рынок «Три лошади» и ищет продавцов копий. На рынке вещи продают мелким оптом, от десяти единиц. Выбрав необходимые товары, заказчик обращается в одну из сотен контор карго, облепивших рынок. Всего через час его заказ вместе с фирменными пакетами и коробочками будет упакован и отправлен в любую точку планеты. В Екатеринбург вещи попадут через 7-10 дней. За доставку вы отдадите долларов 20.

Тут есть риск. Гарантий на доставку точных копий карго не дают. Никто не будет страховать груз. Но возможные потери — ничто по сравнению с рентабельностью бизнеса. Даже если не брать топовый люкс. Суперкачественная, сшитая по точным выкройкам рубашка Hugo Boss в фирменной упаковке на рынке в Гуанчжоу обойдется в 55-75 юаней. Это в пределах 350 руб. В Екатеринбурге в лучшем случае она будет стоить 3 тыс. руб. А продавцы «Трех лошадей» дают примерно одну цену на все копии рубашек. Вне зависимости от того, какой лейбл пришит — Hugo Boss, Armani, Ermenegildo Zegna, Ralph Lauren или простенький Just Cavalli на копии второй линии. Джинсы Dolce & Gabbana, не отличимые от тех, что пару недель назад демонстрировали в Милане, здесь продадут за 80-120 юаней.

Это полукриминальный, серый бизнес. Если бы владельцы брендов узнали, сколько безупречных подделок продается в России, они были бы в шоке. Но не смогли бы ничего изменить. Потому что Китай — это просто производственная бездна. Тут все кипит и бурлит, новые заводы и фабрики открываются ежедневно. Все они производят, производят и производят. Никто никогда не сможет отследить, что именно они делают и под какими марками. Здесь копируют те бренды, на которые есть спрос. Если заказчик говорит: «Мне надо 10 тыс. рубашек Giorgio Armani» — фабрика не задает ему дополнительных вопросов. Китайцы даже не понимают, что такое Giorgio Armani. Пока на люкс есть покупатели, рынок в Гуанчжоу всегда даст ответ на вопрос: «Зачем платить больше?»

Колонка написана специально для «Делового квартала»

*Григорий Потемкин с 2008 г. живет и ведет бизнес в Китае.


ЧАСОВЫЕ ВКУСЫ

ОСНОВНЫЕ ПОКУПАТЕЛИ LUXURY-ЧАСОВ — ПЕРВЫЕ ЛИЦА ЗНАЧИМЫХ ДЛЯ ГОРОДА КОМПАНИЙ И ВЕДУЩИЕ РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПОЛИТИКИ. ТАК БЫЛО ВСЕГДА. В КРИЗИС КОНТИНГЕНТ ТАТАРСТАНСКИХ ЦЕНИТЕЛЕЙ ДОРОГИХ ЧАСОВЫХ БРЕНДОВ ИЗМЕНИЛСЯ. СРЕДИ ПОСТОЯННЫХ ПОКУПАТЕЛЕЙ ПОЯВИЛИСЬ НОВЫЕ БИЗНЕСМЕНЫ, БЛАГОДАРЯ КОТОРЫМ ВОЗРОС СПРОС НА ЧАСЫ БОЛЕЕ НИЗКОЙ ЦЕНОВОЙ КАТЕГОРИИ.

Дорогие часы, как, впрочем, многие товары группы «люкс», можно считать индикатором экономики. Начался кризис — спрос на часы упал, экономика восстанавливается — экспорт швейцарских часов в Россию вырос на 84%. Швейцарские изделия по-прежнему самые востребованные. Сегодня средний ценник на них в татарстанских салонах — от 10 тыс. руб. до 1 млн руб. По признанию продавцов, в основном раскупают часы стоимостью от 10-15 тыс. руб. до 150 тыс. руб.

Наиболее популярной маркой среди татарстанских чиновников оказалась Breguet — абсолютно классический швейцарский бренд, созданный часовщиком-французом Бреге три века назад. Часы этой марки и сегодня можно увидеть не только на руках татарстанских чиновников и бизнесменов, но и у главы Российского государства ДМИТРИЯ МЕДВЕДЕВА. Бренд был также замечен в разные эпохи и на руках Уинстона Черчилля, и Наполеона Бонапарта.

Вторая по популярности марка среди татарстанской элиты — Patek Philippe. Швейцарский бренд два столетия назад основал поляк Антоний Патек. Часы этой марки носит первая тройка списка «ДК», в числе которой и Президент республики РУСТАМ МИННИХАНОВ.

Новое поколение бизнесменов выбирает более молодые бренды. АЙРАТ ХАЙРУЛЛИН, совладелец «Эдельвейс групп», остановил свой выбор на ROLEX, столетнем бренде, самом массовом и популярном в мире. Этот бренд носят ДЖЕКИ СТЮАРТ, ставший трижды чемпион Формулы-1, Дэвид Бэкхем, Роман Абрамович.

Четыре человека из списка выбрали Ulysse Nardin — часы, созданные на основе морских хронометров. Часы той же марки, что и у Владимира Путина — Blancpain — видны на руке ЕВГЕНИЯ БОГАЧЕВА, главы Нацбанка РТ.

Единственная в списке дама — МУСЛИМА ЛАТЫПОВА, владелица сети «Бахетле» — выбрала часы Chopard, которые предпочитают артистичные натуры. Среди поклонников бренда — Антонио Бандерас, Энди Мак Дауэл, входящая в 10 самых высокооплачиваемых актрис Голливуда.

Излюбленные американскими и европейскими политиками часы марки Jaeger le coulter носит РАФИС БУРГАНОВ, экс-глава исполкома Казани, а ныне министр по делам молодежи, спорту и туризму РТ. Этот же бренд предпочитали Джон Кеннеди, Нельсон Рокфеллер, Шарль де Голь, Ричард Никсон, Рональд Рейган и Михаил Горбачев.

Среди редких предпочтений — часы первого Президента Татарстана МИНТИМЕРА ШАЙМИЕВА. На его руке французские золотые часы CARTIER, бренда, который предпочитали члены французских королевских семей.

Наиболее популярными остаются более сдержанные, классические модели. Часы, по виду которых сразу не скажешь об их стоимости. Мода на скромность у татарстанской элиты в крови. Правила ношения часов, принятые в столичных светских кругах, республику обошли. Если в других регионах России долгое время одним из неписанных правил было ношение часов на правой руке — совсем как президент (тогда ВЛАДИМИР ПУТИН), в Казани часы носили на левой.

Редакция выражает благодарность салону часов «Гельвеция» за помощь в подготовке материала.

ЭЛЬМИРА ПИСАРЕВА ПОКАЗАЛА КАЗАНИ "ЛЮКС"

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР FASHION GROUP VOLKOF ЭЛЬМИРА ПИСАРЕВА ПЕРВОЙ ПРИВЕЗЛА В КАЗАНЬ ОДЕЖДУ КЛАССА «ЛЮКС». СЕГОДНЯ ОНА УПРАВЛЯЕТ ПЯТЬЮ МАГАЗИНАМИ ОДЕЖДЫ, ТРИ ИЗ КОТОРЫХ – ФРАНЧАЙЗИНГОВЫЕ МОНОБРЕНДЫ. А В ОКТЯБРЕ ОТКРЫЛА СВОЙ НОВЫЙ МАГАЗИН — МУЛЬТИБРЕНДОВУЮ ГАЛЕРЕЮ VOLKOF59.

В начале 90-х годов одежды класса «люкс» в Казани не было. Открывая свой бизнес, ЭЛЬМИРА ПИСАРЕВА, историк по профессии, решила начать сразу с люкса. Возможно, роль сыграло то, что отличница Писарева выросла в обеспеченной семье, где родители, по ее воспоминаниям, старались хорошо одевать дочь. «Я первой привезла в Казань самые дорогие марки одежды, не боялась цен, — вспоминает г-жа Писарева. — Мне казалось, что люди, которые могут заплатить, хотят купить именно хорошую вещь». Тогда в ее первом магазине «Скарлетт», размещенном в Выставочном зале художников на площади всего 40 кв. м, были представлены сначала некоторые немецкие бренды, а позже и итальянские: Mariella Burani, Gai Mattiolo, Thierry Mugler, Jean-Paul Gaultier, RoccoBarocco.

«Ходили слухи, что для того чтобы начать свое дело, я продала библиотеку своего папы. Только в то время книги уже не стоили таких денег, — вспоминает Эльмира Писарева. — Первые закупки я делала на кредитные деньги. Часть средств одолжила у знакомых. Кроме того, у меня были личные накопления — все-таки до открытия магазина я не сидела сложа руки». Исполнять кредитные обязательства ей удавалось без надрыва, и уже скоро владелица бутика стала обходиться собственными оборотными средствами. Рентабельность первого магазина была самой высокой среди всех последующих. Первая коллекция, привезенная с московской выставки и, по признанию г-жи Писаревой, самая слабая, тем не менее, распродалась «под ноль».

Покупатели были не избалованы предложением. Хотя оно было крошечное – десятая или двадцатая часть по размеру бюджета закупок нынешнего магазина Escada. По количеству же вещей магазины соизмеримы – представленные в «Скарлетт» бренды были дешевле.

МАГАЗИНЫ МОРАЛЬНО УСТАРЕВАЮТ

Эльмира Писарева,

генеральный директор Fashion Group Volkof

Родилась 7 марта 1962 г.

ОБРАЗОВАНИЕ:
Казанский государственный университет им. В.И.Ульянова-Ленина, исторический факультет.

Кандидат исторических наук.

КАРЬЕРА:
1988-1992 гг. — преподавание в Казанском государственном университете и Татарском институте усовершенствования учителей.
В начале 90-х — отрыла свой первый магазин «Скарлетт».

Второй магазин — MILANO — Эльмира Писарева открыла в 2004 г. в собственном помещении по ул. Маяковского.

Это был достаточно сложный период, как вспоминает г-жа Писарева. С одной стороны, в Казани расширялось предложение в области люксовых брендов. Но этот процесс шел недостаточно интенсивно, чтобы удовлетворить активно растущий спрос состоятельной публики. В результате в норму стал превращаться шоппинг за границей. «Пришлось много времени уделять изучению рынка, спроса, организации сервиса, формированию лояльности, маркетингу, ценообразованию. То есть всему тому, что могло бы развернуть клиента в пользу казанского предложения», — рассказывает Эльмира Писарева.

В MILANO владелица привезла уже более статусные марки. Сначала это были Antonio Marras, Richmond, Jan Paul Gaultier, Scervino, Les Copains. Позднее — Escada, Givenchy, Fendi, Oscar de la Renta и др. Со временем часть полномочий по закупкам передана сотрудникам. Принципы подбора коллекции также изменились и сегодня основываются на аналитике и рекомендации марок.

Магазин прожил пять лет и был закрыт, по словам г-жи Писаревой, из-за морального устаревания. «На тот момент он был актуален по своему формату, ничего подобного в городе не было. Но мой бизнес интенсивно развивался, а требования иностранных партнеров росли. Да и покупатель стал более искушенным, а магазин не отвечал европейским требованиям». Позже такая же судьба постигла и другой магазин — в январе 2010 г. закрылся Milano Sport в «Сувар-Плазе».

Дальнейшее закономерное развитие бизнеса Эльмира Писарева увидела в открытии монобрендовых франчайзинговых магазинов. «Некоторые коммерсанты не хотят связываться с франшизами. Ведь иностранные партнеры контролируют все. А я считаю, что это более грамотный и цивилизованный подход, который позволяет повысить свой профессионализм до самого высокого уровня, — рассуждает г-жа Писарева. — Стараниями партнеров в определенный момент ты входишь в совершенно другую культуру организации торговли, труда, мерчендайзинга, маркетинга — всего. Уже некуда деваться, ты бежишь к цели через ступени». В середине 2008 г., накануне кризиса, Эльмира Писарева открыла по очереди три франчайзинговых магазина в здании по ул. Волкова (Escada, Escada Sport и Corneliani), зарегистрировала компанию Fashion Group Volkof и обзавелась офисом в том же здании, где расположились магазины.

Время оказалось для таких начинаний очень сложным — через пару месяцев после открытия магазинов разразился финансовый кризис. Таким образом, компания столкнулась не только с естественными сложностями организации работы новых магазинов, но и со снижением спроса в сегменте дорогих товаров. В бутике MILANO марка Escada была представлена лишь двумя вешалками, и нарабатывать клиентуру нужно было на целый монобрендовый магазин. «В благоприятных условиях нам бы понадобилось полгода-год, чтобы наработать клиентов. Но этого срока нам никто не дал, — рассказывает Эльмира Писарева. — В этих условиях надо было выжить». Компания стала больше тратиться на маркетинг: регулярно проводили мероприятия с приглашенными гостями, делали «клиентские дни», отражали себя в журналах и на баннерах. «Нам в кризис было тяжело. Но хватало средств, чтобы вовремя выкупать товар». Открытому накануне кризиса Escada потребовалось два года, чтобы выйти на хорошие показатели. Старания были оценены и представителями немецкого бренда Escada, которые в январе 2010 г. посетили все свои монобрендовые магазины. По итогам этой поездки магазины Escada и Escada Sport в Казани с точки зрения мерчендайзинга и профессионального уровня сотрудников были отмечены как лучшие в СНГ.

БУТИК В КАЗАНИ СОДЕРЖАТЬ ДОРОЖЕ, ЧЕМ В ЕВРОПЕ

Оборотные средства сегодня позволяют компании выкупать товар, выплачивать налоги, зарплату, коммунальные платежи. Определенный задел прочности магазинов обеспечен тем, что помещения находятся в собственности Fashion Group Volkof. Однако расширение сети сегодня выходит за пределы доходов компании. Модернизация магазинов в нынешних экономических условиях возможна лишь за счет привлеченных средств, говорит г-жа Писарева.

В октябре 2010 г. компания г-жи Писаревой открыла мультибрендовый магазин Volkof59. «Этот и другие магазины на ул. Волкова — это роскошные магазины. Volkof59— это такая «фишка», которую оценили не только казанцы, но и наши зарубежные партнеры. Это дорогие магазины, соответствующие мировым стандартам», — говорит г-жа Писарева. К новому сезону в галерее Volkof59 откроется вторая очередь, где будут представлены новые бренды, в том числе мужская линия. По мнению владелицы сети бутиков, уже в ближайшем будущем магазины смогут обеспечить себе более высокую, чем существующую сегодня, рентабельность. Пока же в компании не берутся подсчитывать срок окупаемости магазинов — это время еще «за горами». «Сегодня мы не шикуем», — констатирует Эльмира Писарева. Так как бутиковая культура в Казани еще не сложилась, затраты на ведение бизнеса гораздо выше, чем в Европе или США. Например, по законам маркетинга, компания должна тратить на него около 2% от объема продаж. Fashion Group тратит больше. «У нас маркетинг пока дорогой. Например, бюджет открытия галереи Volkof59 20 октября составил значительную сумму. Это оправдано и необходимо, но дорого, — признает г-жа Писарева. — Поэтому когда магазин целиком сформируется с точки зрения товарного предложения и мы наработаем клиентуру, можно будет позволить себе более взвешенный маркетинг». Прочие расходы в порядке убывания — это налоги, зарплатный фонд, затраты на закупку товара, из которых 30% составляют расходы на растаможку и доставку.

ИЗДЕРЖКИ БРЕНДОВОГО БИЗНЕСА

Привозить товар из-за рубежа оказалось не всегда легко. При этом самые большие трудности, по словам Эльмиры Писаревой, — нюансы работы с иностранными партнерами: «Они работают медленнее нас: пока отправят товар, пока транспортная компания его заберет. Получается, что у них аккумулируются большие деньги, а у нас вырывается достаточно серьезный срок продаж, а ведь он в целом небольшой».

Даже без кризисов большой проблемой для одежного бизнеса остаются нераспроданные остатки. «Максимальная доля нераспроданного в сезон товара по рекомендации марки — 40%. Бывает, что остается только 20% — и это очень хорошо», — признает Эльмира Писарева. Затем одежда отправляется на распродажу. Маркой Escada, например, рекомендуются скидки 30%, потом 50%. Для того чтобы минимизировать остатки, в этом бизнесе важно делать заказ, максимально приближенный к потребностям клиентов. Потому в компании серьезно относятся к изучению спроса. Около 20% покупателей магазинов Писаревой — постоянные клиенты. В основном женщины от 25 до 50 лет. 80% — это те, кто покупает не целыми «луками». «Однако именно они нас очень хорошо поддерживают», — констатирует Эльмира Писарева. Таких людей в Казани, тем не менее, пока существенно меньше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. Однако развитие города происходит, потому и ситуация с платежеспособной аудиторией должна перемениться, уверена г-жа Писарева. Тогда в Казани может появиться целая бутиковая улица.

ТОП-15 САМЫХ ДОРОГИХ АВТОМОБИЛЕЙ В КАЗАНИ*

АВТОМОБИЛИ В КАЗАНИ НЕ РОСКОШЬ. НА УЛИЦАХ ГОРОДА НЕ УВИДЕТЬ НИ BUGATTI, НИ FERRARI. НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО НЕКОТОРЫЕ КАЗАНЦЫ МОГЛИ БЫ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ И SUPERCARS, МЕСТНОГО ПОКУПАТЕЛЯ И В ЭТОМ ВОПРОСЕ ОТЛИЧАЕТ СКРОМНОСТЬ. В МОДЕ — ПРЕМИУМ-КЛАСС. «ДК» СОСТАВИЛ ТОП‑15 САМЫХ ДОРОГИХ ИНОМАРОК, КОТОРЫЕ МОЖНО КУПИТЬ В КАЗАНИ «ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС».

    Не любой дорогой автомобиль в Казани просто купить. В большом разнообразии в наличии представлены лишь модели BMW и Porsche, которые, по оценкам самих автодилеров, разлетаются как горячие пирожки. «ДК» стал свидетелем того, как только за пару дней составления этого ТОПа в автосалоне были раскуплены два последних Porsche Cayenne. Дефицитом на фоне 

    Новости

    РАНХиГС модернизирует бакалавриат по западному образцу. Регионы не останутся в сторонеРАНХиГС модернизирует бакалавриат по западному образцу. Регионы не останутся в стороне
    Сбербанк продает 19 торговых центров в разных регионах России
    Европейский суд обязал Россию выплатить €100 тыс. вдове сотрудника ФСБ Марине Литвиненко
    «Нам нанесли удар ножом в спину». Франция отзывает послов из Австралии и США
    Верховный суд РФ: Держать скот и домашнюю птицу на садовых участках нельзя. Но можно пчел
    «Такие отбросы, как я, будут уничтожать всё вокруг вас». Стрельба в пермском вузе. Главное
    «Единая Россия» празднует победу: предварительные итоги выборов в Госдуму

    Бизнес

    «Это узаконенный шантаж» — Роман Речкин о методах работы налоговиков«Это узаконенный шантаж» — Роман Речкин о методах работы налоговиков
    Тюмень, встречай! DK.RU расширяет географию присутствия
    «Может, и России мой опыт пригодится». Владимир Фролов реформирует экономику Кыргызстана
    Как сохранить бизнес — даже после смерти? Разбор ситуации вокруг Natura Siberica
    Зерна от плевел: как отличить надежный ломбард от мошенников?
    «Да, есть Ozon, но с нашим товаром туда не зайдешь». Как продавать без мегаагрегаторов
    Как не поднять статью с пола за налоговое преступление или мошенничество — Павел Репринцев

    Свое дело

    «Проблем хватает, но оптимизм с нами». Как устроено уникальное производство манипуляторов«Проблем хватает, но оптимизм с нами». Как устроено уникальное производство манипуляторов
    «Нужен не инвестор, а репутация». Как небольшому предприятию стать поставщиком «Газпрома»
    «Когда франчайзи-партнер повзрослеет и захочет свой бизнес, надо постараться его удержать»
    «Ценники уже никогда не будут прежними. В следующем году стройка станет еще дороже»
    В 2000-х путешествия были доступны только богатым. Сейчас туризм вернулся на тот уровень
    «Рынок промышленного производства вызывает у меня ассоциации с Диким Западом»
    «Кондитер, организатор мастер-классов, амбассадор». Как в 17 лет зарабатывать по 100 тыс.

    Качество жизни

    Анна Гороховская — о цене дизайнерского интерьера и заблуждениях заказчиковАнна Гороховская — о цене дизайнерского интерьера и заблуждениях заказчиков
    Алкоголь на рабочем месте: простить или уволить? Как российский бизнес борется с пьянством
    «Делай то, что хочешь. Играй по-своему». 10 правил жизни Жан-Поля Бельмондо
    Почему мы страдаем от бессонницы, видим эротические и вещие сны — Михаил Полуэктов
    «Плюнь в пробирку — и узнаешь о себе все!» Что не так с генетическими тестами?
    «По масштабу — Майдан, по последствиям — революция». 30 лет провалу путча ГКЧП
    Люди отдают все, в полиции крутят у виска. Российскому ученому угрожают «спасители из ЦБ»

    Мнения

    «Больше денег регионам! Вот это был бы правильный лозунг для правых» — Дмитрий Орешкин«Больше денег регионам! Вот это был бы правильный лозунг для правых» — Дмитрий Орешкин
    «Я не понимаю, на чем держатся рейтинги «Единой России» — Илья Гращенков
    «Узкому кругу собственников, тесно связанных с государством, демонополизация невыгодна»
    Нелегкий путь в Европу, или как инвестору на Руси жить непросто
    Не труд сделал из обезьяны человека, а потребление мяса — Станислав Дробышевский
    Дерипаска: «Нам нужна суверенная финансовая система. Без иностранных денег ее не создать»
    Кудрин: «Компании с госучастием управляются неэффективно и не умеют конкурировать честно»

    Лайфхаки

    «В России абсолютный кризис компаний мечты. Никто не говорит про изменение мира»«В России абсолютный кризис компаний мечты. Никто не говорит про изменение мира»
    «Задумался: "Если не суечусь, чувствую себя плохим". Получил глобальную установку от мамы»
    «Малые дозы яда дают нам иммунитет». Чем полезны токсичные люди
    Огромная прибыль и ассортимент на любой кошелек. Как растет fashion-ритейл в России
    Нестабильность прожитых дней: три способа изменить то, что вас беспокоит в прошлом
    Не выполнил план, причинил материальный ущерб? Как оштрафовать сотрудника легально
    Меньше 7000 вредно, больше 10 000 — страшно. Сколько же нам нужно ходить пешком
    Смотрите также в рубрике «Потребительские товары»
    Наверх
    Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
    • вспомнить пароль
    Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
    Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
    • Укажите ваше имя
    • Укажите вашу фамилию
    • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
    • Не менее 8 символов
    Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
    Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
    Вы можете войти через форму авторизации
    Самое важное о бизнесе.